12:55 

Мини по Школе вампиров

CreepyBat
Летучий мыш, который любит крипоту
Ачивки:




Название: Настоящие вампиры
Автор: я
Бета: Джиалгри
Размер: мини, 1526 слов
Канон: "Школа вампиров"
Пейринг/Персонажи: Оскар, Готика, Драко, Солнышко, профессор Чесноков, граф фон Ужасающий
Категория: джен
Жанр: флафф, юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: все хорошо, что хорошо кончается
Размещение: только со ссылкой на командную выкладку.
Для голосования: #. WTF Rats & Co 2015 - работа "Настоящие вампиры".

О том, что у Оскара есть приятельница из числа смертных, знали все. Правда, относились к этому по-разному: Готика находила такую дружбу ужасно романтичной и мечтала тайком обратить эту девочку, заодно и самой с ней подружиться — как-никак, Готика была единственной девочкой в Школе вампиров, а с мальчишками далеко обо всем поговоришь; Клопик просто радовался за однокашника, а вот Драко негодовал.
— Мы настоящие вампиры, — возмущался он вслух, — и если сейчас мы только тренируемся на помидорах, то рано или поздно попробуем живой крови! Это же вопрос времени, и не более! А она кто? И имя-то какое — Со-олнышко… Тьфу! Этот Оскар — просто позор Школы. Если бы не его дядюшка, он бы отсюда уже давно вылетел!
И Драко впился в попавшийся под руку помидор с таким остервенением, будто добрался до Солнышкиной шеи.
Оскар грустно вздохнул. Ему и так было неудобно перед дядей. Граф фон Ужасающий был директором Школы вампиров, и, конечно, на его племянника возлагались большие надежды. А Оскару ну никак не удавалось пробудить в себе подобающую кровожадность…
Прожевав помидор, Драко продолжал разглагольствовать:
— Когда-нибудь я буду гордостью вампирской общественности! Как Носферату, как Дракула, как… как Бэтмен!
— Драко, Бэтмен не был вампиром, — попыталась урезонить его Готика.
— Тогда как Улькиорра Шиффер…
— Он тоже не был вампиром.
— Да нам просто не показали, — фыркнул Драко и потянулся за следующим овощем.
Больше всего Оскар боялся, что о его дружбе с Солнышко узнает дядя.
Граф фон Ужасающий, правда, уже давно о ней знал, и сильно беспокоился из-за Оскара. Это только в книжках для смертных Ромео и Джульетта вызывают сочувствие, раздумывал он. А в реальности? Даже если эта девчонка вообразит себя Беллой Свонсон, то жизнь с мужем-вампиром очень скоро ей наскучит. Днем он спит. В гробу. Живет ночью. Какая смертная женщина такое выдержит? Но куда хуже придется Оскару — ведь смертные долго не живут, а Оскар, с его чувствительностью, этого не вынесет. Но и разрыв с Солнышко разобьет его сердце… Так ничего и не решив, граф махнул рукой и взялся за проверку классных журналов.
А Оскар — Оскар тайком обернулся летучей мышью и улетел к знакомому домику на окраине города.
Ситуация осложнялась тем, что Солнышко жила не с родителями, а с дедушкой. Все бы ничего, но ее дедушка был знаменитым профессором Чесноковым — авторитетом в области вампиризма. Если бы он остановился на изучении легенд и сказаний о вампирах, как его коллеги, Оскар, пожалуй, даже нашел бы с ним общий язык. Но профессор Чесноков считал своим долгом бороться с вампиризмом всеми силами. И некоторые его изобретения по данной части оказывались действенными…
Вот и сейчас профессор, бодро задрав бороденку, стоял на крылечке и пялился в небо.
— Вампир! — завопил он, заметив подлетающего Оскара.
Внутри у Оскара все похолодело. Сердце — все девять, потому что у летучих мышей девять центров кровообращения — мелко заколотилось, а лапки затряслись.
— Дедушка, — Солнышко вышла за ним на крыльцо. — Не все летучие мыши — вампиры! Наоборот, только три вида рукокрылых из семейства Десмодовых питаются кровью, и в наших широтах они не водятся. А жаль, — она понурилась. — Вот бы раздобыть вампирчика на денек! Завтра у меня доклад на зоологии, и живой вампир был бы просто бомбой!
Оскар залетел за угол, обернулся и на цыпочках начал подбираться к крыльцу.
— Солнышко, ты ничего в этом не понимаешь, — ворчливо заметил профессор Чесноков. — А вот и твой приятель! Надеюсь, хоть он-то понимает, насколько опасны вампиры?
— И ничего они не опасны, — настаивала Солнышко. — Нападают только на диких зверей!
— Добрый вечер, господин профессор, Солнышко, — сказал Оскар.
Всякий раз он удивлялся одному: почему такой эрудированный и глубоко разбирающийся в предмете ученый, как профессор Чесноков, не распознал в нем вампира? Будь он постарше, конечно, привык бы и к ученым-педагогам, никогда не видевшим живого ребенка вблизи, и к специалистам по агротехнике, ни разу в жизни не выезжавшим на поле. Но Оскар был еще мальчишкой, поэтому старался пореже попадаться Чеснокову на глаза, уверенный, что рано или поздно тот заметит его вампирскую сущность.
Солнышко обрадованно потащила Оскара пить чай; у них как-то всегда находились темы для разговоров. И оба — как и Чесноков — не заметили, что в ночном небе появились еще две летучие мыши.
— Вот она, — шепнула одна из мышей голосом Готики. — Миленькая!
— Вот-то она удивится, когда все узнает, — вторая мышь мерзко захихикала.
— Драко! Мы же здесь, чтобы им помочь, — осадила его Готика.
— Что? Помочь этим двум идиотам? Ну нет! Лично я здесь, чтобы глотнуть ее крови! Давно мечтал! — осклабился Драко.
Готика возмутилась и заехала ему крылом по макушке. Драко потерял равновесие, к тому же слегка оглох от удара и, как следствие, утратил ориентацию. Вместо эха от твердых предметов он какое-то время слышал только шум в голове — и влетел носом прямо в стену дома Чесноковых!
Готика суматошно заметалась над ним. Сначала она решила обернуться и взять Драко на руки, но вспомнила, что пешком до замка графа фон Ужасающего до утра можно и не дойти, а разделить участь Пепелка и превратиться в кучку пепла Готике вовсе не улыбалось. «Может быть, он сам придет в себя?» — безнадежно подумала Готика.
Увы! Профессор Чесноков снова вышел на крыльцо, вооруженный фонарем, телескопом, винтовкой с инфракрасным прицелом и связкой чеснока, и выжидающе уставился в небо. Потом сделал шаг. «Он же сейчас наступит на Драко!» — в ужасе сообразила Готика.
Все, что она могла сделать в форме летучей мыши, — это пронестись над головой профессора, черкнув его крылом по лысине.
— Что за гадкое животное, — начал профессор и вдруг перевел луч фонаря под ноги. — О!
Роняя на ходу всю свою амуницию и недовольно брюзжа, он нагнулся и поднял Драко.
— Ну, что я говорил? Вампир из семейства Десмодовых, точь-в-точь, как на картинке в учебнике, — он направился в дом. — Солнышко!
Оскар в это время уже прощался. Мимо профессора он, как всегда, постарался протиснуться бочком и побыстрее, иначе заметил бы Драко у него в руке…
А Солнышко восторженно завизжала:
— Вампирчик! Настоящий! Ой, какая лапочка! — Драко все еще не до конца очухался и не мог понять, почему он очутился в клетке, откуда ослепительные вспышки света и почему незнакомая девчонка со светлыми волосами радостно визжит: — Кавайи! Симпатяшка! Высший балл будет мой!
Наконец, Солнышко опустила фотоаппарат и принялась перекачивать только что сделанные снимки в компьютер, снабжая их сочными комментариями вроде «короткая мордочка вампира приспособлена к его образу жизни» и «на кончике носа у вампира есть особые инфракрасные рецепторы, чтобы легче было отыскивать добычу». Драко подвис на лапке, раскачиваясь, и некоторое время упивался ситуацией. Еще бы! Его наконец-то признали настоящим вампиром, симпатичная девчонка фотографирует его со всех сторон, хоть и в мышиной форме, и даже оценила его рецепторы. Таких не было ни у кого в Школе вампиров, и Драко ими очень гордился.
— Это единственные паразиты среди теплокровных, — вполголоса продолжала Солнышко. — Но они не опасны для человека. Настоящие десмодовые — робкие животные…
«Это я-то паразит? Это я-то робкий?!» — Драко так разозлился, что начал биться о прутья клетки, пытаясь выйти.
Вообще-то уважающие себя вампирские мальчишки никогда не дерутся с девчонками. Но как ты не вцепишься ей в косички, если она обзывает тебя паразитом, да еще и трусом!
— Не бойся, маленький, — сказала ему Солнышко. — Я только покажу тебя на уроке — и выпущу!
…Еще и разговаривает, как с малым ребенком!
А Готика тем временем догнала Оскара.
— Драко поймал профессор Чесноков, — сказала она без обиняков. — Что делать будем?
Оскар затормозил крыльями в воздухе.
Если бы он узнал об этом чуть раньше! Но уже светлела рассветная полоска…
— Придется сказать дяде, — выдохнул он.

Под утро, когда все угомонились, и даже профессор Чесноков, не забыв обрызгать весь дом святой водой, настоянной на шиповнике, и обвешать окна пучками боярышника, улегся спать, в двери дома Чесноковых постучали.
Интеллигентный старомодный джентльмен в сюртуке и цилиндре, держа в одной руке перчатку и тросточку, а в другой — толстый и весьма пострадавший от времени фолиант, дожидался хозяина у крыльца. Ступить на крыльцо он не решился: профессор Чесноков не только натер его чесноком, но и посыпал измельченной крушиной и можжевеловыми веточками.
— Прошу извинить меня за непрошеное вторжение в столь поздний час, — заговорил джентльмен, едва Чесноков, заспанный и в мятой пижаме, показался на крыльце, — но у меня, эээ, дилижанс… то есть самолет! А я хотел бы предложить вам, как крупнейшему специалисту по вампирологии, взаимовыгодный обмен. У меня есть книга, которая мне никоим образом не пригодилась, ибо я изучаю вот этих милых животных, одно из которых томится у вас в заключении…
— Антуан Августин Кальме. «Диссертация о появлении призраков, вампиров и привидений», — прочел Чесноков, с трудом разбирая угловатые полустершиеся буквы на обложке фолианта. Весь сон с него слетел. — О! Сударь, я почту за честь, если вы и впрямь находите такой обмен взаимовыгодным…
— Конечно, конечно, — заверил его граф фон Ужасающий.
Солнышко тоже проснулась, но выходить не стала. Она увидела, как дедушка метнулся в ее комнату, схватил клетку; потом в комнате дедушки зажегся свет — профессор Чесноков, истый ученый, поспешил немедленно ознакомиться с ценным источником информации…
А мимо окна Солнышко пролетели две летучие мыши. Одна — ее драгоценный вампирчик, которому не суждено было блистать на уроке зоологии, а вторая — огромный седоватый нетопырь, которому очень пошел бы цилиндр с тросточкой.

…Потом, когда Драко вымыл горячей водой весь замок — даже сто лет как запертые кладовки, Готика написала 666 раз на доске «Я не буду летать к жилищам смертных», а Оскара выпустили из-под домашнего ареста, граф фон Ужасающий разоткровенничался.
— Все-таки в конечном счете, мальчик мой, все закончилось к лучшему, — сказал он Оскару. — Этот труд писал один из наших специально, чтобы ввести смертных в заблуждение. И я рад, что мне представился случай подбросить его самому упорному из наших преследователей. А теперь, пожалуй, я зачту Драко курс превращений на «отлично»…

URL
   

Пещера листоносика Крипи

главная